?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Поездка на Международный театральный фестиваль Interrampa в Литве – это не только симпатичный Рокишкис, вкусный сыр и зажигательные народные танцы. Это еще - а точнее, прежде всего – замечательные, вдохновляющие, необычные спектакли, впечатлениями о которых мы с вами с радостью делимся в нашем дневнике.

За полтора дня пребывания на фестивале нам удалось посетить лишь пять спектаклей, поскольку во время остальных мы готовились к своему выступлению. Из этих пяти два были пластически-звуковыми (спектакли Молодежного театра Клайпеды), а остальные – «классическими» разговорными с крепкой драматургической основой.

Как же мы смотрели такие спектакли, спросите вы, не зная литовского  и латышского языков?

В том-то и прелесть языка театрального, что он универсален: энергетика, переживания и чувства героев считываются независимо от того, на каком языке идет постановка. Конечно, если спектакль сделан хорошо и роли в нем сыграны с полной отдачей. Как было, например, в постановке «Малыш» Народного театра Рокишкиса, в финале которого многие зрители рыдали – и я в том числе, настолько сильным был энергетический и эмоциональный посыл актеров. Но обо всем – по порядку.

VinnieВ первый день на малой сцене фестиваля Рижский театр "Vinnie" (судя по составу актеров – молодежный) показывал свою работу по пьесе «Пер Гюнт» Генрика Ибсена (режиссеры -  Inguna Gremze и Karina Sislo). Постановщики сократили пьесу и количество действующих лиц до необходимого минимума, сделав фокус на первой половине приключений главного героя и финале, из всей сценографии поставили на сцене пару лавок, а персонажей нарядили в стилизованные под эпоху и место действия наряды.

В этой по всем параметрам традиционной, неспешной, местами провисающей по темпоритму постановке последовательно рассказывается история превращения мечтателя Пера в циничного, побитого жизнью человека.

Актеру, в целом, удалось передать два этих противоположных состояния, хотя,конечно, юношеский задор и максимализм, видимо, в силу возраста, ему удались больше.

Врун Пер, хулиган Пер, посадивший матерь на крышу, Пер, уведший со свадьбы чужую невесту, становится другим лишь при встречах с Сольвейг.

Эту героиню режиссеры увидели совершенно чеховской барышней в сером под горло платье, так не вписывающимся в общий визуальный ряд. Но и платье, и поведение будто подчеркивали её исключительность на фоне простых деревенских девок. Такую девушку Пер точно никогда ранее не встречал. И знакомятся герои тоже совершенно по-чеховски: на скамейке, где она читает то ли просто книгу, то ли Библию. Впрочем, тема спасительной любви была заявлена, но главной в постановке не стала.

Пер, как мы знаем, украв чужую невесту, вынужден бежать из деревни. На своем жизненном пути он проходит через разные испытания, но наиболее красочно в спектакле показано пребывание главного героя у троллей.

Тролли-байкеры, в черном, в кожанках, с вызывающим поведением – таким увидели авторы спектакля мир нечисти. Тролли швыряют Пера на колени, душат цепями, в общем, издеваются над ним так, как бы издевались над своим врагом самые настоящие злодеи из современных фильмов.

Кстати, в пьесе Ибсена один из троллей объясняет Перу, что якобы безобразный мир троллей только выглядит таким, из-за дефекта человеческого взгляда на жизнь. Если же, сделав операцию, перекосить глаз, то вместо черного будет видеться белое, вместо безобразного – прекрасное и т.д. Чем не замечательная аллегория к современным трансформациям человеческой души под давлением славы, власти, денег или просто моды?

Стоит отметить, что если по отдельности такие контрасты в стилистике (деревня – чеховская девушка – байкеры) кажутся логичными, в общей канве спектакля они не выглядят обоснованными, «рвут» восприятие, как если бы в «Аиде» вместо чудесной оперной арии вдруг был бы вставлен номер из Comedy Club.

Пережив многое, Пер возвращается в родную деревню полностью изменившимся (да, да, в спектакле мы это увидели). Он уже не тот легкий мальчик, у него самого есть сын от дочери короля троллей, его мать умерла. И лишь светлая Сольвейг своей верой и любовью дарит Перу новый шанс на будущее.

Что же, подведем итоги?

Безусловные достоинства спектакля: история была рассказана, Пер прошел непростой путь личностной трансформации, ансамбль молодых актеров сыграл неплохой спектакль.

Обратная сторона медали: местами было скучно, эмоциональный язык провисал, кульминация не прочувствовалась, а незнание латышского не давало получить удовольствие от речи.

Чему научились:

  • еще раз убедились, что не декорации как таковые делают театр;

  • стилистические контрасты, если это не спектакль в стиле пэчворк, должны быть оправданными;

  • персонаж только тогда интересен, когда он выходит одним, меняется в процессе спектакля и уходит совершенно другим.

(Елена Тищенко)
Продолжение следует